Неустойка может быть уменьшена судом

Юридическая компания Аймрайт

Статья 333 Гражданского кодекса РФ допускает уменьшение размера неустойки, начисленной за нарушение договора, если этот размер явно не соответствует объему действительных убытков пострадавшей стороны.

Оглавление:

Это означает, что если, например, договором займа установлена неустойка в размере 10% за каждый день просрочки возврата денежных средств, и через 10 дней просрочки неустойка по объему сравнивается с размером всего долга, то суд, руководствуясь тем, что неустойка не соответствует реальным последствиям просрочки, снизит её до разумных пределов. Далее мы опишем правила и порядок снижения размера неустойки согласно ст. 333 Гражданского кодекса РФ.

Порядок снижения размера неустойки

Решение об уменьшении размера неустойки принимает суд в процессе рассмотрения дела о её взыскании с ответчика. Основной вопрос, который возникает в связи с этим – может ли суд уменьшить размер неустойки, если ответчик в силу юридической неграмотности или по иным причинам, не просит об этом? Ответ на данный вопрос зависит от того, кем является ответчик: предпринимателем или обычным гражданином.

В силу п. 1 ст. 333 Гражданского кодекса РФ если ответчиком является юридическое лицо либо индивидуальный предприниматель, суд может снизить неустойку только если об этом специально попросит ответчик. Если ответчик об этом не попросит, то неустойка не будет снижена, какой бы большой она ни была.

В то же время, если ответчиком выступает обычный гражданин, то начинают действовать иные правила. В таких случаях, уменьшение неустойки может производиться и без заявления гражданина, по свободному усмотрению суда. Такой различие в подходах продиктовано целями защиты интересов слабой стороны.

Зачастую возникает вопрос о том, можно ли использовать возможность снижения размера неустойки, если она уже была удержана другой стороной. Например, покупатель самостоятельно уменьшает покупную цену на размер неустойки, начисленной в связи с просрочкой поставки товаров. В таком случае продавец может предъявить иск к покупателю о взыскании излишне удержанного размера неустойки, настаивая на необходимости её снижения.

Как обосновать необходимость уменьшения неустойки?

Как уже было указано, неустойка снижается судом, если её размер явно превышает объем действительных убытков пострадавшей стороны. Буквальное понимание этого предполагает, что нарушитель должен доказать реальный объем убытков пострадавшего и указать на то, что он существенно меньше размера неустойки. Однако поскольку в реальной жизни должник (ответчик), как правило, не имеет возможностей для доказывания этого факта, в качестве обоснования необходимости снижения неустойки обычно указывают на следующее:

1. Размер неустойки сравним с общей суммой задолженности или превышает его.

2. Процент по неустойке существенным образом превышает рыночный ставку по краткосрочным кредитам.

3. Наличествуют признаки того, что истец намеренно не предъявлял иск, с целью увеличения размера неустойки.

В тоже время формально не являются основанием для снижения неустойки:

1. Тяжелое материальное положение должника.

2. Наличие у него долгов перед третьими лицами.

3. Неисполнение договорных обязательств контрагентами должника

До какого размера можно снизить неустойку?

Законом не предусмотрены ни максимальная и минимальная граница для снижения неустойки. Однако судебной практикой более-менее определен порог, ниже которого уменьшение неустойки допускается лишь в самых исключительных случаях. В качестве такового выступает двукратная ставка рефинансирования ЦБ РФ (размер ставки рефинансирования, действующий сейчас можно узнать на сайте ЦБ РФ). Предположим, что ставка рефинансирования ЦБ составляет 8% годовых, следовательно её двукратный размер будет составлять 16% годовых. Поскольку размер неустойки, как правило, устанавливается за каждый день просрочки, а не год, переведем 16% годовых в проценты за один день. Получим примерно 0,04% (16%/365) за каждый день просрочки. Таким образом, суд не может уменьшить размер неустойки ниже 0,04% за каждый день просрочки.

Обход закона обеспечивающего возможность снижения неустойки

Зачастую одна из сторон договора (более сильная) продавливает включение в договор условий, которые направлены на исключение возможности снижения неустойки судом. Однако поскольку эта возможность предусмотрена законом, а условия, противоречащие закону недействительны, в договоре используются более изощренные схемы:

1. Увеличение цены договора при нарушении.

В договоре указывается, что цена договора дифференцируется в зависимости от того, когда произойдет оплата. Если, к примеру, оплата поступит до 1 января – цена договора 100 рублей, если до 1 февраля – 125 рублей, до 1 марта – 150 рублей и т.д. В данном случае фактически речь идет о применении неустойки за каждый месяц просрочки в размере 25 рублей, однако поскольку в договоре это названо ценой самого договора, а не неустойкой, тем самым создается препятствие для снижения размера фактической неустойки.

2. Уменьшение цены договора при более ранней оплате.

В договоре указывается, что срок оплаты по договору – 1 декабря, а размер оплаты – 375 рублей, однако если лицо произведет оплату до 1 ноября, то ему предоставляется скидка 25 рублей и размер оплаты составит 350 рублей, если оплата до 1 октября – 325 рублей… если до 1 января – 100 рублей.

Как и в предыдущей ситуации фактически стороны прикрывают условие о неустойке в размере 25 рублей, предоставлением скидок, создавая препятствия для снижения размера неустойки.

По аналогичной модели может быть сконструировано множество других способов обойти предусмотренную законом возможность снижения неустойки просто за счет избегания термина «неустойка». В подобных ситуациях в судебном разбирательстве должнику необходимо будет доказать, что соответствующие условия договора прикрывают собой соглашение о неустойке, а потому у суда есть возможность для снижения сумм фактически являющихся неустойкой.

Чтобы записаться на консультацию к юристу — позвоните!

Актуальность статьи и её соответствие законодательству подтверждены по состоянию на 01 января 2017 года.

Источник: http://imright.ru/umenshenie-razmera-neustojki-po-state-333-gk-rf/

Уменьшение неустойки: свежая судебная практика

  • Огников Лев | юрист ООО «Солери»

М ногие должники, нарушающие обязательства, не боятся взыскания неустойки. Это объясняется тем, что суды по их просьбам, а иногда и по собственной инициативе, многократно уменьшают ее размер. По закону неустойка может быть снижена, если ее сумма покажется суду чрезмерной по сравнению с последствиями нарушения. Расскажем, в каких случаях должник может рассчитывать на такое снижение, и какие аргументы должен привести кредитор, чтобы суд не менял размер неустойки.

Неустойка одновременно является обеспечительной мерой и санкцией за нарушение договора. Как способ обеспечения обязательства она должна компенсировать кредитору расходы или уменьшить неблагоприятные последствия, которые могут возникнуть из-за того, что контрагент не исполнит (исполнит ненадлежащим образом) свои обязательства. При этом по своей природе неустойка все же больше является санкцией за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательства.

В соответствии со ст. 330 ГК РФ размер неустойки определяется договором (договорная неустойка) или законом (законная неустойка). И в том и в другом случае она может быть снижена на основании ст. 333 ГК РФ.

1. Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

2. Уменьшение неустойки, определенной договором и подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.

3. Правила настоящей статьи не затрагивают право должника на уменьшение размера его ответственности на основании статьи 404 настоящего Кодекса и право кредитора на возмещение убытков в случаях, предусмотренных статьей 394 настоящего Кодекса.

Порочная практика

Как видно из положений ст. 333 ГК РФ, в настоящее время допускается уменьшение неустойки в коммерческих отношениях только в экстраординарных случаях и только по ходатайству ответчика. Однако до 1 июня 2015 г. ст. 333 ГК РФ не содержала этой нормы. Суды же, руководствуясь определением КС РФ от 21.12.2000 № 263-О, перво­очередной задачей считали не допустить обогащения истца. Поэтому, несмотря на последующие многочисленные акты высших судебных инстанций (постановление ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 № 11680/10 и др.), во многих делах суды по своей инициативе довольно сильно снижали неустойку (впрочем, как и компенсацию морального вреда, и судебные издержки). Например, апелляционным определением Новосибирского областного суда от 19.02.2015 по делу №/2015 неустойка снижена в 130 (!) раз.

Фактически суды выступали с позиции ответчика (что, на наш взгляд, не вполне справедливо): принимали за него решение о реализации права, предусмотренного ст. 333 ГК РФ, и освобождали от обязанности доказывать несоразмерность неустойки. Этим нарушались принципы осуществления гражданских прав в своей воле и в своем интересе (п. 2 ст. 1 ГК РФ) и состязательности сторон (ст. 9 АПК РФ). На это не раз указывали вышестоящие суды (определения КС РФ от 15.01.2015 № 6-О и № 7-О, постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 № 11680/10, определение ВС РФ от 06.11.2014 № 305-ЭС). Вместе с тем судьи иногда не снижали неустойку без заявления должника только благодаря присутствию в заседании кредитора и напоминанию о недопустимости таких действий.

Таким образом, взыскание неустойки имело непредсказуемый результат и зависело от внутреннего убеждения конкретного судьи. А ведь невозможность предсказать судебное решение для похожих исков, по мнению ведущих юристов, – главный признак неэффективности судебной системы.

Порочная практика произвольного снижения неустойки по инициативе суда и минимизации ответственности не способствовала добросовестному поведению должников. Ведь гораздо выгоднее «кредитоваться» у контрагента, чем у банков. Истцы, в свою очередь, старались заявить максимально возможный размер неустойки ко взысканию.

Зачем вообще снижать неустойку?

Механизм, заложенный в ст. 333 ГК РФ, призван бороться только с действительно завышенными размерами неустоек (например, в госзаказах встречались неустойки в размере 500% от цены контракта) и, соответственно, с очевидным злоупотреблением кредиторов (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 02.03.2012 по делу № А/2011, ФАС Северо-Западного округа от 04.08.2011 по делу № А/2010).

Например, постановлением от 15.07.2014 № 5467/14 по делу № А/2013 Президиум ВАС РФ признал несправедливым условие государственного контракта о взыскании неустойки от всей цены договора, даже если просрочено исполнение только части работ. Суд признал включение этого условия в контракт злоупотреблением со стороны заказчика и нарушением принципа равенства сторон. Несмотря на то что Президиум ВАС РФ, указывая на неправомерность взыскания такой неустойки, сослался на другие нормы, каких-либо серьезных препятствий для применения в аналогичных ситуациях ст. 333 ГК РФ не имеется. Ведь такая жесткая договорная санкция явно несоразмерна последствиям нарушения.

Фактически ст. 333 ГК РФ направлена на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод одного лица не должно нарушать права и свободы других лиц (определение КС РФ от 21.12.2000 № 263-О). Значит, ст. 333 ГК РФ, устанавливая баланс интересов спорящих сторон, защищает, с одной стороны, публичные интересы, с другой – интересы более слабой стороны договора. Поэтому логично, что стороны, которые осуществляют права в своем интересе, не могут отменить или изменить применение ст. 333 ГК РФ в своих отношениях (п. 69 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее – Постановление)).

Подробнее о постановлении Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 см. статью Анны Полетаевой «Ответственность за нарушение обязательств: ВС РФ разъясняет»

Размер снижения

Возможность уменьшения неустойки не означает, что она может быть снижена до нуля, вследствие чего должник вообще будет освобожден от какой-либо ответственности. Объяснение этому очень простое: неправомерное пользование чужими деньгами не должно быть для должника более выгодным, чем правомерное (п. 75 Постановления). В свое время Пленум ВАС РФ в абз. 2 п. 2 постановления от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» определил минимальную границу в размере двукратной ставки рефинансирования, ниже которой судам не рекомендуется снижать неустойку.

Очевидно, эти разъяснения направлены в первую очередь на защиту интересов добросовестного кредитора, а не просрочившего должника. Тем не менее это лишь рекомендации, т.к. закон не обязывает суды снижать неустойку именно до двукратного размера ставки рефинансирования или иного определенного размера.

Степень несоразмерности заявленной неустойки последствиям нарушения обязательства – категория оценочная. Она не имеет четких критериев (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2014 № 10АП-13280/2014 по делу № А/14). Например, суд при принятии решения о неустойке может учесть длительность просрочки.

В большинстве случаев размер снижения неустойки судьи определяют произвольно, не основываясь на каких-либо критериях несоразмерности. Это наглядно доказывают два следующих постановления, вынесенных разными судами. Любопытно, что в рассмотренных делах было очень много общего:

  • истец и ответчик по ним – одни и те же компании;
  • споры возникли из идентичных договоров;
  • исковые заявления поданы в один и тот же день;
  • ответчик просил о снижении неустойки, однако расчет не оспаривал.

Поставщик обратился в суд с иском о взыскании с покупателя суммы основного долга в размередолларов США и неустойки –,33 долларов США. Между сторонами был заключен договор поставки. Истец исполнил свои обязательства, поставив товар, однако ответчик его не оплатил.

Суды удовлетворили иск полностью, посчитав, что оснований для снижения неустойки нет. Объяснение такое: ответчик не представил доказательств того, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть из-за нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки (постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.05.2016 по делу № А/15).

Поставщик обратился в суд с иском о взыскании с покупателя суммы основного долга в размере 5658,22 долларов США и неустойки – 3613,27 долларов США (36% годовых). Между сторонами был заключен договор поставки. Истец исполнил свои обязательства, поставив товар, однако ответчик оплатил его не полностью.

Суды снизили неустойку до 500 долларов США. Между прочим, одновременно была вчетверо (сруб. доруб.) снижена и сумма, взыскиваемая за оплату услуг представителя, ввиду несоответствия сложности дела понесенным затратам (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2016 по делу № А/15).

Как видно, в первом деле неустойка превышала сумму основного долга в 1,6 раза, во втором, наоборот, была меньше основного долга в 1,5 раза. Ставка рефинансирования в то время была 8,25% годовых (указание Банка России от 13.09.2012 № 2873-У). Однако в первом случае неустойка была взыскана полностью, а во втором – снижена в семь раз (ниже ставки рефинансирования). Это наглядно подтверждает отсутствие каких-либо критериев для установления ее несоразмерности и соблюдения баланса интересов сторон.

Кстати, иногда суд снижает неустойку на какую-то твердую сумму, которую ни одна из сторон не озвучивала. В этом случае довольно трудно понять, чем именно он руководствуется при принятии решения. Когда суд применяет какой-либо коэффициент снижения, это выглядит хотя бы аргументированно.

Изменение сложившихся тенденций

В п. 73, 75 и 77 Постановления Пленум ВС РФ еще раз заострил внимание на том, что бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика. Он снова напомнил судам о недопустимости выступать инициаторами снижения неустойки в экономических спорах. Тем более в произвольном размере только по своему внутреннему убеждению без каких-либо доказательств ее несоразмерности со стороны ответчика. Суд должен установить факт несоразмерности на основе представленных должником доказательств, обосновать и мотивировать свое решение.

Таким образом, настойчивость высших судебных инстанций способствует постепенному изменению судебной практики в пользу сохранения суммы, заявленной истцом. Например, Арбитражный суд Республики Бурятия в решении от 24.05.2016 по делу № А10-87/2016 отметил, что ответчик не представил доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств. В итоге взыскана неустойка в полном размере –руб. (сумма основного долга составляларуб.). Это решение радует тем, что оснований для уменьшения размера неустойки суд не усмотрел.

А в деле, рассмотренном Арбитражным судом Алтайского края, размер неустойки был совсем незначительный – 6371 руб. (общая сумма долга –руб.). Сохраняя размер суммы, заявленной истцом, суд опирался на Постановление. В решении от 19.05.2016 № А/2016 отмечено, что ответчик не заявил ходатайство об уменьшении неустойки, а применение ст. 333 ГК РФ по инициативе суда невозможно.

Однако до сих пор не все суды придерживаются такого подхода.

ООО обратилось к ЗАО с иском о взысканиируб. долга ируб. пени (0,5% за каждый день просрочки в соответствии с договором). Ответчик, не оспаривая факт просрочки оплаты поставленного товара, просил об уменьшении доруб. неустойки, исчисленной исходя из учетной ставки Банка России, но не представил доказательств своей невиновности в просрочке.

Принимая решение об уменьшении неустойки, суд руководствовался определением КС РФ от 21.12.2000 № 263-О. Он указал, что возможность снижения неустойки суд оценивает в каждом конкретном случае по своему внутреннему убеждению с учетом имеющихся доказательств.

В решении есть ссылка на п. 74 Постановления, где разъяснено право кредитора возражать против уменьшения неустойки: представлять доказательства того, что подобные нарушения обычно имеют негативные последствия. Однако никаких доказательств кредитор не привел.

В то же время суд указал, что в силу принципа свободы договора стороны, подписывая соглашение, выражают свое согласие на применение пени именно в определенном размере. Возражений и замечаний при подписании договора ответчик не высказывал, о чрезмерности процента неустойки им не заявлено. Ответчик знал о своей обязанности выплатить неустойку в случае нарушения срока оплаты товара.

В итоге суд, взвесив все «за» и «против», взыскал неустойку в размереруб. (решение арбитражного суда Республики Мордовия от 27.05.2016 по делу № А/2016).

В этом решении обращают на себя внимание два факта. Во-первых, суд не допустил взыскания неустойки в размере, превышающем сумму основного долга, что не имеет под собой никаких оснований. Во-вторых, он сослался на Постановление, однако п. 73 не применил и снизил неустойку в произвольном размере. В указанном пункте говорится, что обязанность доказать несоразмерность неустойки и необоснованность выгоды кредитора возлагается на должника. В связи с этим осталось непонятным, против чьих аргументов должен возражать кредитор. По смыслу решения выходит, что суд в деле представлял интересы ответчика и кредитор должен возражать суду.

Законная неустойка

Законная неустойка предусмотрена, в частности:

  • п. 1 ст. 23 Закона РФ от 07.02.1992 №«О защите прав потребителей»;
  • п. 21 ст. 12 Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»;
  • абз. 5 п. 2 ст. 26 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электро­энергетике»;
  • ст. 97 и 108 Федерального закона от 10.01.2003 № 18-ФЗ «Устав железно­дорожного транспорта Российской Федерации»;
  • ст. 16 Федерального закона от 29.12.1994 № 79-ФЗ «О государственном материальном резерве»;
  • ч. 5 ст. 34 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»;
  • п. 30 Правил холодного водоснабжения и водоотведения (утв. постановлением Правительства РФ от 29.07.2013 № 644, далее – Правила).

Кредитор вправе требовать уплаты законной неустойки независимо от того, установлена ли она в договоре (п. 1 ст. 332 ГК РФ). Но взыскать обе неустойки нельзя. Суд удовлетворит требование только о взыскании законной неустойки.

Компания обратилась к МУП с иском о взыскании задолженности и законной неустойки, установленной Правилами (в двукратном размере ставок рефинансирования). Однако согласно договору компания могла потребовать неустойку только в одинарном размере.

Сначала суды взыскали лишь договорную неустойку. Верховный Суд РФ указал на ошибку: у судов не имелось оснований применять неустойку, установленную договором, и отказывать во взыскании неустойки, предусмотренной Правилами, поскольку договорная неустойка в данном случае ниже законной (определение ВС РФ от 14.04.2016 № 305-ЭСпо делу № А/2014).

Законная неустойка является обязательной к применению. Поэтому возможность ее снижения вызывает вопросы. В п. 78 Постановления сказано, что суды вправе снижать также и законную неустойку. Поскольку п. 2 ст. 332 ГК РФ допускает только увеличение размера законной неустойки, представляется, что она может быть снижена только при необоснованно высоком проценте.

Между компаниями был заключен договор оказания услуг по передаче электро­энергии. Исполнитель обратился в суд с исковым заявлением к заказчику о взыскании законной неустойки за просрочку оплаты. Ответчик расчет неустойки не оспаривал, но при этом просил ее снизить, указывая на несоразмерность.

Арбитры обратили внимание, что степень несоразмерности оценивается судом исходя из его внутреннего убеждения (ст. 71 АПК РФ). Руководствуясь положениями Постановления, суд взыскал неустойку в полном размере, заявленном истцом, –9 руб. за три месяца (решение Арбитражного суда Ульяновской области от 24.05.2016 по делу № А/2016).

Что касается отношений с потребителями, то несколько лет назад Пленум ВС РФ в п. 34 постановления от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснил, что законная неустойка может быть снижена. В исключительных случаях суд вправе удовлетворить заявление ответчика о снижении неустойки, если в нем содержатся действительно веские мотивы для такой просьбы. Однако подобные исключительные случаи – большая редкость.

Очевидно, что практика развивается в сторону сохранения судами размера законной неустойки. А это значит, что компаниям следует щепетильнее относиться к исполнению своих обязательств.

Доказывание

При взыскании неустойки кредитор не обязан доказывать, что должник причинил ему какие-либо убытки (п. 1 ст. 330 ГК РФ). Убытки и неустойка имеют разную правовую природу. Поэтому требование о взыскании неустойки в размере большем, чем причиненные убытки, не является злоупотреблением и должно быть удовлетворено.

В то же время должник, доказывающий несоразмерность неустойки, может ссылаться на то, что неисполнение обязательства не причинило кредитору значительных неблагоприятных последствий. Так, например, в деле № А/12 суды установили отсутствие негативных последствий нарушения контракта и приняли во внимание заявление ответчика о компенсационном характере неустойки, определив ее исходя из двукратной учетной ставки. При этом суды, снижая неустойку, учли также, что ответчик находился в стадии банкротства, долг перед кредитором подлежал удовлетворению в четвертую очередь, а истец не обосновал, почему неустойка больше двукратной ставки рефинансирования (определение ВС РФ от 26.08.2014 № 305-ЭС14-112).

На практике доказать отсутствие значительных убытков у кредитора очень трудно, т.к. он вряд ли предоставит должнику материалы для анализа своей экономической деятельности. Более того, одних данных об убытках в меньшем размере, чем начисленная неустойка, может быть недостаточно.

Уменьшение неустойки после ее перечисления

В бизнесе встречаются случаи, когда должник в досудебном порядке удовлетворяет требования кредитора о выплате неустойки. Но спустя какое-то время должник может посчитать, что переплатил. Тогда встает вопрос о возможности уменьшения уплаченной неустойки и возврате части суммы.

В п. 79 Постановления закреплено положение о возможности применения ст. 333 ГК РФ только в двух случаях:

  • сумма была списана в безакцептном порядке;
  • перечисление не было добровольным. Например, неустойка уплачена под влиянием действий или выраженных намерений кредитора, зло­употребляющего своим доминирующим положением. Если же должник не сумеет доказать, что перечисление неустойки не было добровольным, уменьшить неустойку будет невозможно (постановление ФАС Московского округа от 03.06.2013 по делу № А/0).

Вина кредитора

Неустойка может быть уменьшена не только в соответствии со ст. 333 ГК РФ, но еще и в случае, когда неисполнение (ненадлежащее исполнение) произошло по вине обеих сторон (ст. 404 ГК РФ, постановление ФАС Дальневосточного округа от 05.02.2013 № Ф/2012). При этом обе статьи могут применяться одновременно (п. 3 ст. 333 ГК РФ).

Анализ судебной практики показывает, что ответчикам довольно сложно доказать вину кредитора и добиться снижения неустойки на основании ст. 404 ГК РФ (постановление Четырнадцатого апелляционного суда от 25.05.2016 по делу № А05-90/2016).

Однако в некоторых случаях, специально предусмотренных законом, вина кредитора может быть очевидна. Например, ст. 719 ГК РФ дает право подрядчику приостановить работу в случае неисполнения встречных обязательств заказчиком по договору подряда.

Департамент строительства обратился в суд с требованием о взыскании с ООО неустойки за просрочку выполнения работ. Ответчик заявил, что просрочка возникла в связи с отсутствием финансирования. Он направлял письмо заказчику о приостановлении работ из-за просрочки оплаты предыдущего этапа.

После оплаты ООО должно было возобновить работы, но сделало это не сразу. Поэтому, применив ст. 404 ГК РФ, суд взыскал неустойку за период, прошедший с момента оплаты до момента возобновления работ. Во взыскании за период, когда работы были приостановлены, суд отказал.

Кроме того, арбитры обратили внимание, что ответчик не представил доказательства несоразмерности неустойки (о применении статьи 333 ГК РФ он тоже не заявил), в связи с чем оснований для снижения неустойки не имелось (решение Арбитражного суда Вологодской области от 25.05.2016 по делу № А/2016).

Здесь уместно сказать, что применение ст. 404 ГК РФ возможно не только к неустойке, но и к процентам за пользование чужими деньгами (ст. 395 ГК РФ). А вот ст. 333 ГК РФ в подобных случаях неприменима.

Компания обратилась в суд с иском о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. Ответчик в отзыве заявил, что не мог исполнить обязательство, потому что не знал, кому именно следует перечислить деньги. Он просил суд применить ст. 303 и ст. 404 ГК РФ.

Арбитры решили, что факт нарушения истцом обязательств не установлен и предметом споров не являлся. Они указали, что на основании п. 48 Постановления к процентам, взыскиваемым по п. 1 ст. 395 ГК РФ, положения ст. 333 ГК РФ, по общему правилу, не применяются (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27.05.2016 по делу № А/2016).

Заключение

В условиях экономической нестабильности не все компании могут исполнять свои обязательства вовремя. Однако предпринимательская деятельность предполагает риски, и надлежащее исполнение зависит, прежде всего, от добросовестности должника. Ведь если возникли проблемы, всегда можно попытаться договориться с кредитором, который, скорее всего, поймет ситуацию и пойдет навстречу (даже в сфере госзаказа). Благо, закон предусматривает для этого достаточно способов: можно заключить дополнительное соглашение о рассрочке, предоставить отступное и т.д.

Видимо, именно судам следует пресекать недобросовестное поведение должников и обеспечивать защиту кредиторов, в том числе путем взыскания неустойки в достаточном для этого размере. Но расчет кредитором неустойки должен быть добросовестным и соразмерным. Например, в Великобритании суды для этого анализируют сложившиеся между сторонами отношения, специфику бизнеса, соотношение переговорных возможностей, цель установления неустойки и другие обстоятельства дела. А Верховный суд Великобритании придерживается четкой позиции невмешательства в вопросы о начислении неустойки, включенные в договоры профессиональных и относительно равноправных участников оборота.

Российские суды всего этого не учитывают (иногда банально в силу загруженности) и обычно никак не обосновывают свои решения. Тем не менее нельзя не отметить положительные тенденции судебной практики. Все чаще в коммерческих спорах суды взыскивают с должников неустойку в полном размере, который нередко превышает сумму основного долга. Несомненно, такая практика будет способствовать повышению предсказуемости судебных решений и стабильности гражданского оборота.

Источник: http://www.delo-press.ru/articles.php?n=23141

41. Определение размера неустойки. Уменьшение неустойки. Определение размера неустойки

Итак, размеры штрафа, пени должны быть изначально определены самими договаривающимися сторонами и занесены в текст контракта. При отсутствии таковых условий выплаты (законная неустойка) рассчитываются по ставке рефинансирования Центробанка (ГК, ст. 395). В первом случае судебная инстанция примет решение о взыскании суммы, указанной в договоре.

Но завышать в исковом заявлении размер «штрафных» средств не имеет смысла. При явно преувеличенной неустойке суд своим решением понизит запрашиваемую истцом сумму (ГК, ст.333), даже если ответчик согласен с ней. Есть только одно изъятие из данной нормы: снижение суммы неприменимо к кредитору, который понес серьезные убытки по своей вине. В судебном процессе по поводу неустойки важно установить факт невыполнения договорных обязательств. Доказательств о причинении убытков суд не требует.

Статья 333. Уменьшение неустойки

1. Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении. 2. Уменьшение неустойки, определенной договором и подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды. 3. Правила настоящей статьи не затрагивают право должника на уменьшение размера его ответственности на основании статьи 404 настоящего Кодекса и право кредитора на возмещение убытков в случаях, предусмотренных статьей 394 настоящего Кодекса. Комментарий к Ст. 333 ГК РФ 1. При применении правил, предусмотренных в комментируемой статье, важно иметь в виду разъяснения, содержащиеся в Обзоре практики применения арбитражными судами ст. 333 Гражданского кодекса РФ (приложение к информационному письму ВАС РФ от 14 июля 1997 г. N 17). В частности, ВАС РФ разъяснено, что при наличии оснований для применения правил комментируемой статьи арбитражному суду следует уменьшать размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком. Вопрос о применении правил комментируемой статьи может быть решен в любой инстанции. Основанием для применения правил рассматриваемой статьи может быть только явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства. Доказательства, подтверждающие такую несоразмерность, должны представляться лицом, заявившим ходатайство об уменьшении неустойки. В том случае, если комментируемая статья применяется по решению суда, решение вопроса о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства производится на основании имеющихся в деле материалов.

Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть следующие: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и др. Не могут быть основаниями для снижения размера неустойки такие обстоятельства, как тяжелое финансовое положение должника, задержки перечисления на его расчетный счет денежных средств, отказ поручителя от уплаты кредитору суммы истребуемого долга, наложение ареста на денежные средства должника и т.п. Увеличение соглашением сторон размера законной неустойки (п. 2 ст. 332 ГК) само по себе не может служить основанием для уменьшения взыскиваемой суммы неустойки. Проценты, взыскиваемые кредитором за предоставленную заемщику денежную сумму, компенсируют в определенной части последствия, вызванные нарушением ответчиком своих обязательств, поэтому суд учитывает их при решении вопроса об уменьшении неустойки. Действия истца, способствующие увеличению размера неустойки, не могут служить основанием для ее уменьшения по правилам комментируемой статьи. Однако размер ответственности должника может быть уменьшен на основании ст. 404 ГК РФ (суд вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению). Отсутствие вины должника в невыполнении договорных обязательств может служить основанием для освобождения его от ответственности по ст. 401 ГК РФ, но не по правилам комментируемой статьи. 2. Как следует из изложенного, в настоящее время преувеличивается роль компенсационной функции взыскания неустойки в ущерб штрафной функции (см. п. 8 комментария к ст. 330 ГК). Такое преувеличение ничего хорошего не сулит. В частности, лишение взыскания неустойки штрафного (поражающего, карательного) характера снижает стимулирующую функцию неустойки. Должник, не исполнивший обязательство, должен возместить убытки. Если обязательство обеспечено неустойкой, то он должен уплатить неустойку. Коль скоро суд исходит из того, что взыскиваемая неустойка должна только компенсировать потери кредитора, следовательно, должник обязан выплатить ту же самую (или приблизительно такую же) сумму. Разница между этими двумя возможными платежами (возмещение убытков, уплата неустойки) состоит лишь в том, что, как принято считать, взыскать неустойку легче, нежели взыскать убытки. Таким образом, все сводится к проблемам процессуального (а то и процедурного) характера; по сути, и в том, и в другом случае должник только компенсирует убытки. Обычно по поводу преимущества такой меры ответственности, как взыскание неустойки, над взысканием убытков указывается на то, что неустойка подлежит выплате независимо от размера причиненных убытков и даже их наличия. Принимая во внимание ныне существующую судебную практику, это преимущество оказывается иллюзорным: чтобы избежать уменьшения размера взыскиваемой неустойки, кредитор должен обосновать образование убытков и их размер. Представляется неправильным жестко связывать размер взыскиваемой неустойки с последствиями нарушения обязательств (в том числе с размером причиненных убытков). Не случайно в комментируемой статье говорится о праве (а не об обязанности) суда уменьшить размер взыскиваемой неустойки. В то же время нельзя игнорировать встречающуюся очевидную несоразмерность подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства. Как известно, крайние точки зрения чаще всего ошибочны. Поэтому взыскание неустойки должно выполнять и компенсационную, и штрафную функции. 3. Правила комментируемой статьи применяются также при взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. В Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» установлено (п. 7), что, если размер (ставка) процентов явно несоразмерен последствиям просрочки исполнения денежного обязательства, суд, учитывая компенсационную природу процентов применительно к ст. 333 ГК РФ, вправе уменьшить ставку процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства.

Источник: http://studfiles.net/preview//page:54/

Неустойка, подлежащая уплате потребителю, не может быть уменьшена судом

Вопросы судебной компетенции в сфере уменьшения неустойки, установленной Законом РФ «О защите прав потребителей» за просрочку выполнения требования потребителя в отношении услуги или работы, являются весьма важными для правоприменительной практики, поскольку связаны со значительным имущественным интересом хозяйствующих субъектов. При рассмотрении предмета исследования автор отмечает, что в случае просрочки требования потребителя в отношении услуги в его пользу может быть взыскан двойной размер убытков. Суд не имеет права уменьшить размер взыскиваемой неустойки в указанном случае, так как он всегда будет либо равен размеру убытков, либо меньше последнего.

Хотя ст. 333 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) «Уменьшение неустойки» может в принципе применяться к любому из возможных видов неустоек. Основное ее применение связано со штрафной неустойкой, подлежащей оплате, как законной, так и договорной, поскольку именно в этом случае с должника взыскиваются и неустойка, и убытки, т.е. возникает вопрос о соотношении компенсационно-восстановительной и штрафной (карательной) функций неустойки, а также необходимости взыскания неустойки. Применение статьи 333 ГК РФ связано и с общим характером гражданско-правового регулирования общественных отношений, который определяется ст. 1 ГК РФ, в частности недопустимостью произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, обеспечением восстановления нарушенных прав и их судебной защитой. Как будет разрешаться указанный вопрос, имеет исключительно важное значение, так как суд, применяя ст. 333 ГК РФ, должен в каждом случае найти «компромисс» между соблюдением принципа диспозитивности сторон и недопущением злоупотребления правом.

Рассуждая о целесообразности взыскания штрафной неустойки, которая, следовательно, в части, превышающей убытки, выступает уже не в качестве компенсационно-восстановительной, а целиком карательной (хотя ее и в этой части можно рассматривать компенсирующей фактически понесенные, но не доказанные кредитором убытки, правда, которые он в силу ст. 330 ГК РФ и не должен доказывать), не следует забывать о том, что гражданское законодательство содержит и такой способ наказания участников гражданских правоотношений, как конфискация имущества (ст. 169 ГК РФ «Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности»). Следовательно, вынося решение, в том числе и в случае взыскания неустойки и убытков, и применяя ст. 333 ГК РФ, суд реализует властное полномочие, основанное на типе предоставленной ему власти — власти судебной. И полностью исключить вмешательство суда в сферу, урегулированную соглашением сторон, учитывая, что стороны (или сторона) по собственному желанию обратились в суд для урегулирования третьей стороной, в данном случае судом, спорных правоотношений, думается, не представляется возможным. Поэтому всякий раз следует говорить о степени такого вмешательства, его законности (законности вмешательства в той степени, в которой это было осуществлено) и обоснованности. Очевидно, ст. 333 ГК РФ дает основание для вмешательства суда в разрешение дела о размере взыскиваемой неустойки. Это вмешательство, оговоренное как право суда, высшими судебными инстанциями Российской Федерации толкуется как обязанность .

Как следует из ст. 333 ГК РФ, суд вправе уменьшить неустойку только в случае, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Поэтому если явная несоразмерность судом установлена, то размер неустойки подлежит уменьшению. Что же означает «явно несоразмерна»? Законодатель не дает определения явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, поэтому остается один критерий — сравнивать размер неустойки как штрафной санкции с размером убытков, который и является материальным выражением последствий нарушения обязательства, и уменьшать размер неустойки до равного или незначительно отклоняющегося от размера убытков в большую сторону (но никак не в меньшую). Однако иные критерии предлагаются в толковании ст. 333 ГК РФ Пленумом Верховного Суда Российской Федерации , который, не раскрывая понятия несоразмерности, предлагает судам принимать во внимание степень выполнения обязательства должником, имущественное положение истца, а также не только имущественный, но и всякий иной заслуживающий уважения интерес ответчика. Такая рекомендация, как представляется, неоправданно широко раздвигает границы для судебного усмотрения, противоречит принципу диспозитивности сторон гражданских правоотношений и основным началам гражданского законодательства, закреплению прав и свобод человека и гражданина, в частности, в ст. 18 и ст. 19 Конституции Российской Федерации. .

Так, ст. 18 устанавливает, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием. Часть 2 ст. 19 устанавливает гарантии государства в отношении равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от имущественного положения, а также других обстоятельств. У стороны договора (принявшей на себя обязательство) есть и другие меры гражданско-правовой защиты, перечень которых приводится в ст. 12 ГК РФ, в частности, сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной. Поэтому в вопросе толкования ст. 333 ГК РФ нет необходимости внесения дополнительных обстоятельств, которые в силу своей нерелевантности к исследуемой проблеме сами требуют адекватного толкования, тем самым только запутывая правоприменителей и стороны судебного разбирательства.

Более жизнеспособными критериями для установления несоразмерности представляются те, что предложены Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а именно:

1. чрезмерно высокий процент неустойки;

2. значительное превышение суммой неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств;

И вот здесь требуется различить случаи применения ст. 333 ГК РФ относительно взыскания договорной штрафной неустойки и законной штрафной неустойки, а в последнем случае еще и рассмотреть вопрос о взыскании неустойки, рассчитываемой на основании Закона РФ «О защите прав потребителей», так как одной стороной отношения, регулируемого им, всегда выступает потребитель (гражданин, физическое лицо), приобретающий товары или заказывающий услуги для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а другой стороной всегда является предприниматель (организация, независимо от ее организационно-правовой формы, или индивидуальный предприниматель, осуществляющий на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли, т.е. предпринимательскую).

Значение Закона РФ «О защите прав потребителей» заключается во влиянии законодательства на фактическое экономическое неравенство сторон с целью уравнения участников регулируемого правоотношения «потребитель — предприниматель» посредством обеспечения потребителя эффективными средствами защиты от злоупотреблений контрагента, который в условиях борьбы за прибыль может переложить свои коммерческие риски на потребителя посредством неисполнения обязательства или его ненадлежащего, в том числе и несвоевременного, исполнения. Учитывая, что потребитель, обычно приобретающий товары (заказывающий услуги) в розницу, является конечным звеном в консумационных цепочках, охватывающих общество, построенное на саморегулировании отношений производства и потребления, защита его прав должна являться непременной заботой государства, подразумевая под последним все ветви его власти. Никакая экономическая деятельность, само назначение которой — создание благоприятных условий для удовлетворения потребностей населения, не может «переступать» через законные интересы каждого отдельного потребителя, ибо та прибыль, которая достается предпринимателю, складывается из средств, уплаченных за товар или услугу отдельным потребителем, т.е. лежит в основе процветания первого.

Конечно, говоря о фактическом экономическом неравенстве потребителя и предпринимателя, мы не имеем в виду то, что надо учитывать имущественное положение сторон и, основываясь на нем, выстраивать характер правового регулирования возникающих между ними взаимоотношений. Речь идет только об эффективных средствах защиты, которые следует предоставить одной стороне как конечному потребителю товара или услуги по отношению к другой стороне, которая, продав товар или услугу (получив за них денежные средства), «не отвлекается» от процесса осуществления своей предпринимательской деятельности, продолжает вести ее и дальше, ее интерес (полученные денежные средства) во взаимоотношениях с конкретным потребителем уже, как правило, удовлетворен, тогда как потребитель, заплативший денежные средства за купленный товар (заказавший услугу), может оказаться в ситуации, когда товар ему не передан, или он ненадлежащего качества, или он передан с просрочкой (это в той же степени касается и оказания услуги), и потребитель остается со своей неожиданно возникшей проблемой один на один. И здесь, в этой ситуации, со стороны власти ему нужна помощь. Не случайно в ст. 17 Закона «О защите прав потребителей» прямо указано, что защита прав потребителей осуществляется судом.

Рассмотрим применение ст. 333 ГК РФ к договорной штрафной неустойке в свете критериев, предложенных Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Так как процент неустойки устанавливается соглашением сторон, то потенциальные стороны по своей воле, сознательно идут на установление определенного процента неустойки, в том числе и такого, который потом при рассмотрении дела в суде и применении судом ст. 333 ГК РФ может быть признан чрезмерно высоким. В качестве эталона судом могут приниматься во внимание и ставка рефинансирования Центрального банка РФ, и коэффициент инфляции (ее пределы), устанавливаемый в федеральных законах о принятии федерального бюджета на очередной год (или годы), и величины неустоек, применяемых в различных обычаях делового оборота. Однако общим следствием чрезмерно высокого процента неустойки является все же значительное превышение размером неустойки размера убытков. То есть вывод о чрезмерности процента неустойки делается практически всегда на основании сравнения неустойки и убытков как средство объяснить, почему же размер неустойки столь значителен.

Следующий критерий — значительное превышение суммой неустойки суммы убытков — является, по сути, иной формулировкой анализируемого нами понятия явной несоразмерности, о которой говорится в ст. 333 ГК РФ. Ясно, что явная несоразмерность того, что может быть императивно уменьшено, и означает значительное превышение им чего-либо, в данном случае — убытков. Наконец, длительность неисполнения обязательства. Коль скоро взыскиваемый размер неустойки уже «натек», то сам он корреспондирует с длительностью просрочки, и при прочих равных условиях большой размер неустойки не может корреспондировать с незначительной просрочкой, так что, по сути, повторное обращение внимания на длительность просрочки, повторное ее рассмотрение должно иметь характер морального осуждения или оправдания просрочившего — не более того. Никакого значения такое повторное рассмотрение для установления явной несоразмерности не имеет. Таким образом, единственное значение, помимо буквального толкования текста правовой нормы о явной несоразмерности, содержащейся в ст. 333 ГК РФ, имеет критерий установления сторонами правоотношения чрезмерно высокого процента неустойки. Известно, что размер законной неустойки может быть увеличен соглашением сторон, и тогда она становится договорной. Поэтому и в случае такого увеличения размера законной неустойки, допустим, чрезмерно высокого процента неустойки, устанавливаемого в соглашении, все равно следует руководствоваться общим подходом по применению ст. 333 ГК РФ к договорным штрафным неустойкам с той лишь облегчающей применение ст. 333 ГК РФ разницей, что готовым эталоном при решении вопроса о чрезмерности процента договорной штрафной неустойки будет являться процент законной неустойки, который бы применялся для ее исчисления, если бы стороны своим соглашением не повысили его.

Итак, если суд установил завышенность процента неустойки по отношению к какому-либо проценту, принятому за эталон, и, таким образом, установил чрезмерность ее (а начнет свой анализ суд, как отмечалось, со сравнения размера неустойки и убытков), то насколько справедливым и обоснованным будет вмешательство суда в частноправовые отношения сторон, своей обоюдной волей установивших именно такой процент неустойки, т.е. должен ли суд уменьшить неустойку в этом случае? Право суда, установленное в ст. 333 ГК РФ, как отметил Конституционный Суд РФ, является одним из правовых способов, направленных против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки . Такой подход Конституционного Суда РФ представляется оправданным, он сдерживает стороны от злоупотребления правом, поэтому в тех случаях, когда размер неустойки устанавливают сами стороны, вмешательство суда в их взаимоотношения с целью «корректировки» первоначального соглашения видится уместным. Однако осуществляться оно должно только в случае явной несоразмерности неустойки убыткам, что имеет место в двух случаях:

1) в случае заведомо высокого процента неустойки по отношению к достоверно выверенному судом эталону такого измерения процента неустойки и

2) в случае значительного превышения суммой неустойки суммы убытков. В этой, второй, ситуации, когда неустойка равна или незначительно превышает убытки, суд не вправе уменьшать неустойку, какими бы иными, в том числе моральными, критериями, он ни руководствовался. В случае договорной штрафной неустойки, установленной путем увеличения размера законной штрафной неустойки, если получившаяся в результате неустойка явно несоразмерна убыткам, ее следует уменьшить до размера убытков, в ином случае также у суда нет права для вмешательства в ее размер.

При рассмотрении законной штрафной неустойки такое основание для вмешательства суда во взаимоотношения сторон, как противодействие злоупотреблению правом свободного определения размера неустойки, отпадает. Чем же следует руководствоваться суду в данном случае, применяя ст. 333 ГК РФ? Общий подход может быть выработан на основании рассмотрения неустоек, устанавливаемых Законом РФ «О защите прав потребителей». Статья 23 указанного Закона устанавливает неустойку за просрочку выполнения требования потребителя в отношении товара в размере одного процента цены товара за каждый день просрочки. При этом сумма взыскиваемой потребителем неустойки Законом не ограничивается. Статья 28 указанного Закона устанавливает неустойку за просрочку выполнения требования потребителя в отношении услуги (или работы) в размере трех процентов цены услуги за каждый день просрочки. При этом размер взыскиваемой потребителем неустойки ограничивается ценой услуги.

Как поступить суду в том и другом случае?

Думается, что в условиях перехода к рыночной экономике, когда деловые репутации участников имущественного оборота еще по-настоящему не «заработаны», по крайней мере так, как это имеет место в странах с развитой рыночной экономикой, в Законе «О защите прав потребителей» следовало бы установить изъятие из общего правила применения ст. 333 ГК РФ и запретить суду уменьшать размер законной неустойки, устанавливаемый за просрочку выполнения требования потребителя в отношении товара. Такая мера была бы способна повысить ответственность производителей и продавцов товаров (исполнителей услуг), в большей степени стимулировать их к выполнению обязательств перед конечными потребителями, что способствовало бы становлению цивилизованных экономических отношений в российском обществе в целом. Без установления такого изъятия возможность суда и в этом случае уменьшать размер неустойки остается вполне законной, для этого, как и в случае договорной штрафной неустойки, следует убедиться в «явной несоразмерности». Подход к установлению такой несоразмерности нами рассмотрен выше.

Что же касается применения ст. 333 ГК РФ к неустойке, устанавливаемой Законом РФ «О защите прав потребителей» за просрочку выполнения требования потребителя в отношения услуги (или работы), то в этом случае суд не вправе уменьшить неустойку.

Покажем, что это действительно так. Как и ко всякой законной штрафной неустойке, и в этом случае неприменимо такое основание для вмешательства правоприменителя, как противодействие злоупотреблению правом свободного определения размера неустойки.

Исследуем иные релевантные критерии. Критерий «чрезмерно высокий процент неустойки» опять-таки неприменим, так как неустойка установлена федеральным законом. Критерий «значительное превышение суммой неустойки суммы возможных убытков» позволяет сделать однозначный вывод в пользу отсутствия явной несоразмерности и, следовательно, отсутствия основания для уменьшения неустойки по ст. 333 ГК РФ. Дело в том, что любая неустойка за просрочку выполнения требования потребителя в отношении услуги (или работы) уже ограничена (уменьшена) законодателем и ее максимальный размер равен цене услуги, т.е. убыткам. А если так, то ни о какой несоразмерности и праве суда уменьшать такую неустойку не может быть и речи. В такой ситуации потребитель, чье право нарушено, получает возможность взыскать убытки в качестве компенсации имущественной сферы и неустойку в качестве штрафа с причинившей убытки стороны. Такой штраф не следует рассматривать как «протекцию» обогащению потребителя или как его доход, перечеркивающий компенсационно-восстановительную функцию неустойки как способа обеспечения исполнения обязательств, проявляющуюся в полной мере в установленном законодателем общем правиле взыскания зачетной неустойки.

Закон «О защите прав потребителей», установивший штрафной характер неустойки, подлежащей взысканию по обстоятельствам регулируемых им общественных отношений, направлен на всестороннюю защиту прав гражданина-потребителя (физического лица). Такая стимулирующая мера, как законная штрафная неустойка, подлежащая взысканию в случае значительной просрочки должника, в максимальном размере, установленном законодателем и равном цене услуги (или работы), не противоречит принципу равенства участников регулируемых гражданским законодательством отношений, ведь взыскание неустойки, рассчитанной по ставке рефинансирования Центрального банка РФ, если просрочившим является потребитель, не свидетельствует о неравенстве сторон, хотя в других случаях основание говорить о таком неравенстве законодатель все же дает, например, установлением ряда гражданско-правовых «льгот» для публично-правовых образований.

Итак, в случае просрочки требования потребителя в отношении услуги в его пользу может быть взыскан двойной размер убытков. Суд не имеет права уменьшить размер взыскиваемой неустойки в указанном случае, так как он всегда будет либо равен размеру убытков, либо меньше последнего. К сожалению, в разъяснениях Верховного Суда РФ отсутствует понимание указанной разницы между ситуациями, когда вмешательство суда через применение ст. 333 ГК РФ возможно (в делах о неустойке из просрочки выполнения требования потребителя в отношении товара) и когда оно абсолютно невозможно и является нарушением закона (в делах о неустойке из просрочки выполнения требования потребителя в отношении услуги (или работы)) .

Подытожим написанное:

1. Когда неустойка равна или незначительно превышает убытки, суд не вправе уменьшать неустойку, какими бы иными соображениями он ни руководствовался.

2. В случае договорной штрафной неустойки, установленной путем увеличения размера законной штрафной неустойки, если получившаяся в результате неустойка явно несоразмерна убыткам, ее следует уменьшать до размера убытков, в ином случае также у суда нет права для вмешательства в ее размер.

3. Единственное значение, помимо буквального толкования текста правовой нормы о явной несоразмерности, содержащейся в ст. 333 ГК РФ, имеет критерий установления сторонами правоотношения чрезмерно высокого процента неустойки.

4. В Законе РФ «О защите прав потребителей» следовало бы установить изъятие из общего правила применения ст. 333 ГК РФ и запретить суду уменьшать размер законной неустойки, устанавливаемый за просрочку выполнения требования потребителя в отношении товара.

5. Применение ст. 333 ГК РФ к неустойке, устанавливаемой Законом РФ «О защите прав потребителей» за просрочку выполнения требования потребителя в отношении услуги (или работы), невозможно, так как в указанном случае неустойка всегда либо равна убыткам, либо меньше их.

The issues of judicial competence in the sphere of reduction of penalty established by Federal Law «On Protection of Consumers’ Rights» for delay of demand of a consumer with regard to a service (or work) are very important for law application practice as they are connected with a considerable proprietary interest of economic subjects. In consideration of the subject of study the author notes that in case of delay of execution of demand of a consumer with regard to a service his losses shall be collected at double rate. The court cannot reduce the amount of the penalty in the said case as this amount will always be equal to the amount of losses or smaller than the amount of losses Kelebaj E.B. Penalty Established by Federal Law «On Protection of Consumers’ Rights» for Delay of Execution of Demand of a Consumer with Regard to the Service (or Work) Shall not Be Reduced by a Court.

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2000 г. N 263-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Наговицына Юрия Александровича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Правовой сайт «КонсультантПлюс»: www.consultant.ru; информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 июля 1997 г. N 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» // ВВАС РФ. 1997. N 9.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей», с изм. и доп., внесенными Постановлениями Пленумов Верховного Суда РФ N 6 от 25 апреля 1995 г., N 10 от 25 октября 1996 г., N 2 от 17 января 1997 г., N 32 от 21 ноября 2000 г., N 11 от 10 октября 2001 г., N 6 от 6 февраля 2007 г. и N 24 от 11 мая 2007 г. // БВС РФ. 1995. N 1 (утратило силу).

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 января 2004 г. N 13-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Бочаровой Нины Викторовны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Правовой сайт «КонсультантПлюс»: www.consultant.ru.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей».

Источник: http://ddu-jurists.club/kogda-neustojka-ne-mozhet-byt-umenshena.html